Судебная информация
<<< Архив судебных решений
имя:


пароль:
забыли?

регистрация

Топ-10 недели


Топ-10 за все время

Инвалидом стал в колонии

Алексей Коряков, 28-08-2011, 18:03. Просмотров: 2897
 (голосов: 0)

После освобождения из колонии мужчина, которому во время отбытия наказания циркулярной пилой отрезало палец, предъявил иск администрации колонии. Решением суда в его пользу взыскано 100 тыс. руб.

Около трёх месяцев в Новгородском районном суде продолжался гражданский процесс по иску бывшего осуждённого Альберта Ермолаева к администрации исправительной колонии № 7 и УФСИН РФ по Новгородской области.

В своем заявлении истец указал: «При выполнении работ на неисправном бытовом деревообрабатывающем станке кисть моей правой руки попала под пилу, которой оторвало первый палец и повредило сухожилия сгибателей. Это произошло из-за многочисленных и грубых нарушений требований законодательства со стороны ответчика: нарушений ГОСТ, неприменения индивидуальных и коллективных средств защиты, отсутствия оборудования станка защитными устройствами, отсутствия должного контроля за требованиями охраны труда. До травм я играл на множестве музыкальных инструментов, увлекался спортом, народными промыслами. Теперь я испытываю мучения оттого, что в результате увечья лишён возможности заниматься любимым делом. Даже обслуживать самого себя мне сложно».

Как выяснилось в ходе судебного процесса, после того, как с молодым человеком случилось ЧП, администрация колонии провела своё расследование несчастного случая. И акт, подписанный председателем комиссии – заместителем начальника колонии А.В. Терентьевым, гласил, что «причина несчастного случая - неосторожное обращение пострадавшего с деревообрабатывающим оборудованием», а «лицо, допустившие нарушение требований охраны труда» - сам  пострадавший Ермолаев.

Такой акт решительно не удовлетворил мать пострадавшего, по профессии – медицинскую сестру. Она обратилась в Государственную инспекцию труда в Новгородской области - к главному государственному инспектору В.Ю. Максимову. Он нашёл-таки возможность, не полагаясь на отписки УФСИНовских чиновников, съездить непосредственно в ИК-7 и убедиться своими глазами в том, на каком оборудовании работает «контингент» новгородской колонии. После чего вынес свой вердикт: ЧП произошло из-за нарушений требований охраны труда, а «лицо, допустившее нарушение», - не пострадавший Ермолаев, а старший мастер учебно-производственного цеха №1 Д.В. Гусев.

Надо сказать, что врачи одной из больниц Великого Новгорода, куда после ЧП был доставлен Ермолаев, сумели «пришить» отрезанный палец, тем не менее чувствительность к кисти правой руки (были травмированы еще и сухожилия сгибателей пальцев) так и не вернулась.

27-летний Ермолаев был признан инвалидом III группы с утратой 40 % трудоспособности. Резчиком по дереву работать уже не мог. Из колонии строгого режима его перевели в колонию-поселение. Оттуда и освободился условно-досрочно.

Освободившись же, обратился в суд с иском о возмещении морального вреда.

Свой моральный вред Альберт Ермолаев оценил в 400 тыс. руб. Как пояснил суду, эта цифра «взята не с потолка». По освобождении Ермолаев навёл справки относительно возможностей восстановления функций правой руки. В санкт-петербургской клинике кистевой терапии его обнадёжили: попробовать «расшевелить» руку врачи берутся. Но лечение, со всеми разъездами, пребыванием в стационаре, обойдётся примерно в 400 тыс. руб.

Представители ответчиков признать иск отказались. Более того, вознамерившись оспорить сам акт Гострудинспекции, предъявили встречный иск, в котором просили суд признать тот акт недействительным.

Однако, по мнению Ермолаева и его представителя, этот «встречный иск» был абсурден уже потому, что срок обжалования подобных документов – 3 месяца, которые истекли ещё тогда, когда Ермолаев находился в колонии. Кроме того, встречный иск в гражданском процессе можно предъявить инициатору самого процесса, то есть – истцу. Но Альберт Ермолаев к акту не имел ни малейшего отношения: не он его  составлял, не он – подписывал.

Суд согласился с позицией Ермолаева. Акт Гострудинспекции, согласно которого вина в происшедшем возлагалась на представителей администрации колонии, остался в силе.

Изучив прочие материалы дела, судья Елена Пушкарь пришла к выводу о том, что травму истец получил при исполнении трудовых обязанностей, на основании этого приняла решение о частичном удовлетворении исковых требований Альберта Ермолаева, уменьшив размер компенсации до 100 тыс. руб.

Ответчики обжаловали решение суда первой инстанции, но Новгородский областной суд не нашел оснований для удовлетворения их кассационных жалоб.   


Судебные решения по делу:



Теги: исправительная колония, инвалидность, компенсация морального вреда

© Гильдия судебных репортеров, 2011
© Imagology.ru, разработка сайта, 2011

Яндекс.Метрика